Криворожский железорудный комбинат (КЖРК) несколько лет назад был предметом ожесточенного спора меду Игорем Коломойским и Виктором Пинчуком. Спор
Криворожский железорудный комбинат (КЖРК) несколько лет назад был предметом ожесточенного спора меду Игорем Коломойским и Виктором Пинчуком.
Спор был настолько серьезным, что разрешить его должен был Высокий суд в Лондоне. И когда до первого заседания суда оставались считанные дни, стороны в январе 2016-го заключили мировое соглашение и до суда дело не дошло.
Со временем об этом стали забывать, но вот на днях опять вспомнили.
Поводом послужила очередная порция оффшорных разоблачений. Как известно, 5-го ноября журналисты в 67 странах мира одновременно опубликовали расследования, основанные на документах оффшорных юридических фирм.
Так как юрисдикция фирм находилась на Бермудских островах и в Сингапуре, архив из 13 миллионов файлов получил название «Paradise Papers» или «Райское досье».
В нем расследователи обнаружили имена более чем 120 мировых политиков и лидеров, включая королеву Великобритании Елизавету II, 13 советников, крупных доноров и членов администрации президента США Дональда Трампа, а также президента Украины Петра Порошенко.
Засветились там и Пинчук с Коломойским как те, кто использовал оффшоры в схеме передачи друг другу двух зданий в центре Британской столицы в рамках вышеупомянутого мирового соглашения.
Изучив переписку юридических контор, которые представляли интересы украинских бизнесменов, журналисты команды Слидство. Инфо вычислили эти здания и пришли к выводу, что их рыночная стоимость составляет десятки и сотни миллионов фунтов стерлингов.
Виктор Пинчук в свое время был настолько обозлен тем, что «приватовцы» Коломойский и Боголюбов «кинули» его с криворожским рудником, что потребовал через Лондонский суд в качестве компенсации 2 миллиарда долларов. Даже по английским меркам сумма заоблачная. Поэтому и внимание к процессу, который начался в 2013-м году, было повышенным.
Но стороны решили не выносить сор из избы, и за несколько дней до суда заключили мировое соглашение, детали которого засекретили. Однако, спустя полтора года тайное стало явным.
Первое здание, которым Коломойский рассчитался с Пинчуком – это офисный центр на улице Найтсбридж в одной из центральных частей Лондона, престижном районе Белгрейвии. Его владельцем в реестре официально значится британская Bbay (Knightsbrige) Ltd, контроль над которой заканчивается трастом с Острова Джерси. Два года назад риэлторы оценивали здание в 75,65 млн. фунтов стерлингов. Годовой доход от сдачи в аренду составляет около 4 миллионов фунтов стерлингов.
Но второй объект недвижимости еще более весом. Это «Grand Buildings» на Трафальгарской площади, по адресу 1-3 Strand Street London WC. Здесь когда-то размещался лондонский «Гранд Отель». В 2010 году бизнес-партнер Коломойского по группе «Приват» Геннадий Боголюбов купил здание за 173 млн. фунтов стерлингов. Сейчас же его оценивают более, чем в 300 млн. фунтов.
Сами британцы, когда узнали, кому нынче принадлежат здания в историческом центре Лондона, были слегка шокированы. Даже королева Великобритании, которая также является фигурантом оффшорного «Райского досье», вряд ли может позволить себе такие приобретения. А тут собственниками являются граждане страны, где средняя зарплата едва дотягивает до 300 фунтов стерлингов в месяц, и которая ходит по миру с протянутой рукой в поисках финансовой помощи. Британцы этого понять не могут.
Конечно, жаль, что дело так и не стали рассматривать в суде. Мы могли бы узнать очень многое о закулисье украинской политики и экономики. И о том, как во времена Кучмы лакомые куски отечественной индустрии уходили за бесценок кумовьям, зятьям, приближенным олигархам и лояльным политикам.
Впрочем, и в досудебный период всплыло немало подробностей и деталей олигархического дерибана страны и Кривого Рога, в частности. Попробуем разобраться в том, как криворожские рудники способствовали украинским олигархам приобретать лакомые объекты недвижимости в самом центре европейских столиц. Карманная приватизация времен Кучмы
Массовая приватизация в Украине проходила на рубеже веков. В середине 90-х населению раздали именные приватизационные сертификаты и предложили вкладывать их в приватизированные предприятия на соответствующих аукционах и конкурсах.
Зачастую это были малопривлекательные объекты и далеко не с контрольным пакетом акций. Да и население неохотно участвовало в процессе разгосударствления, предпочитая передавать свои сертификаты в управление банкам и инвестиционным фондам. А те уже распоряжались ими по своему усмотрению.
Но вот приватизация стратегических и ликвидных предприятий (энергетики, горно-металлургического комплекса, транспорта, инфраструктуры и пр.) проходила зачастую по теневым схемам, через банкротство или по отдельным законам и распоряжениям правительства. Естественно, что никакой «залетный» инвестор здесь появиться на мог, — приватизация шла для себя и под себя; для тех же родственников, друзей, кумовьев и приближенных бизнесменов.
Президентом страны в те времена был Леонид Кучма. Он охотно раздавал госсобственность направо и налево, но держал этот процесс под своим контролем. В те времена даже ходили разговоры о том, что в каждом приватизированном объекте у Кучмы или его родственников был свой пакет акций (от 10 и более процентов).
Но с приватизацией главных криворожских предприятий – Криворожстали и Укррудпрома — Леонид Кучма не торопился. Создавалось впечатление, что он согласен был оставить их под контролем государства.
Его второй президентский срок подходил к концу, с преемником была неопределенная ситуация, а уходить тоже большого желания не было. И тогда был запущен процесс приватизации лакомых кусков украинской металлургии. С помощью Криворожстали и Укррудпрома Кучма собирался купить себе лояльность со стороны элиты и будущего президента. Или же купить себе третий президентский срок.
Потому и была затеяна странная комбинация с Криворожсталью, когда после первой ее карманной приватизации, собственником на паритетных началах стали Виктор Пинчук и Ринат Ахметов.
Криворожский меткомбинат послужил своеобразной разменной монетой в политических играх сильных мира сего, можно считать. И продали его в спешном порядке перед президентскими выборами 2004 года только потому, что Кучма и Янукович друг другу не доверяли и каждый опасался (и не безосновательно) «кидка» со стороны временного партнера.
Но как показала история, карманная за бесценок приватизация Криворожстали сыграла злую шутку и с тем, и другим, став раздражителем для революционно настроенных масс. Криворожсталь стала чуть ли не знаменем Оранжевой революции 2004-го года.
Народ требовал отмены результатов коррупционной приватизации криворожского комбината и после прихода Ющенко к власти эти требования были выполнены. А уже потом мы стали свидетелями второй рекордной продажи Криворожстали и победу на конкурсе Лакшми Миттала.
А вот к приватизации государственного холдинга Укррудпром, куда входил и предмет олигархического спора – Криворожский железорудный комбінат (КЖРК), — был гораздо меньший общественный интерес.
Хотя тогда предприятия железорудной отрасли отобрали у государства не менее нагло, чем Криворожсталь, и также в целом заплатив за них копейки. Об этом подробнее в следующих публикации.
Продолжение следует.

© Source: https://1kr.ua/news-37152.html
All rights are reserved and belongs to a source media.